Долгое время отколовшиеся от России соседи (бывшие республики СССР, особенно его европейской части) жили ожиданием «неизбежного распада» России

Концептуально это выглядело так: «Мы, маленькие, но мудрые, успели вовремя эвакуироваться с «Титаника» и теперь вовсю гребём в шлюпках от уходящего под воду гиганта, чтобы он не утащил нас с собой или не перевернули те, кому шлюпок не хватило».

Хоть и цинично, но с виду разумно: если уж всё равно спастись не могут, то тогда каждый за себя, а кто не успел, тот опоздал. Тем более, что в 1990-е годы Россия действительно представляла из себя душераздирающее зрелище, и тем, кто верил в её возрождение, эту свою убеждённость было крайне трудно мотивировать.

Кстати, не только потому, что в России тогда было реально плохо. Надо сказать, что остатки советской системы в центре бывшей империи и тогда работали лучше (эффективнее), чем на окраинах, экономический спад частично компенсировался неисчерпаемой ресурсной базой, а характерное для всех постсоветских стран падение боеспособности Вооружённых Сил было не столь критичным с учётом наличия огромного, готового к применению ядерного арсенала.

Просто сидящим в шлюпках очень хотелось, чтобы «Титаник» непременно утонул. Иначе ведь получится, что они поторопились и выбрали не лучший вариант действий в критической ситуации. Поэтому, сколько им ни объясняй, что запас плавучести достаточный и что, если команда сама не утопит корабль, он способен без проблем добраться до места назначения, они галдели: «Утонет! Утонет! Там война! Там дефолт! Там ужас!»

Даже сейчас секту «свидетелей гибели России» трудно в чём-то убедить, а тогда у них под рукой был неплохой фактаж для обоснования своей позиции. Повторю: тогда эта позиция не имела под собой какой-то особой ненависти к России, скорее её задача заключалась в превознесении предусмотрительности лимитрофов и оправдании теории «развала всех империй» и «комфортной жизни в маленьких Люксембургах».

В десятые годы текущего века в секту «ожидающих развала России» внезапно начали массами вступать восточноевропейцы (из тех, что успели присоединиться к НАТО и ЕС и ещё годах в 2005–2007, ощущали себя людьми первого сорта, «настоящими белыми»). Внезапно выяснилось, что все они второсортные члены ЕС, которые должны безоговорочно выполнять распоряжения «старших товарищей» из «Старой Европы».

Поскольку к этому времени Россия стабилизировалась, укрепилась и по уровню жизни оказалась вполне сравнима со «Старой» (Западной) Европой, которой новые члены ЕС в этом плане серьёзно уступали, возникла необходимость задействования компенсаторного механизма, уже опробованного на бывших западных республиках СССР. Россия завтра развалится, и всё будет хорошо: можно будет гордиться своей предусмотрительностью — хоть, как выяснилось, не совсем белые, не совсем европейцы и даже не совсем люди, зато живые.

Как видим, ожидание развала России возникает там и тогда, где и когда требуется компенсаторный механизм, позволяющий чем-то прикрыть собственную несостоятельность. Точно так же, кстати, ждёт развала России российская либеральная оппозиция. Вот Россия развалится, тогда-то недостойный народ, не оценивший по достоинству либералов и не призвавший их к власти, осознает весь объём катастрофы, да поздно будет, либералы уже в своей шлюпке будут грести прочь, а остальные пусть пеняют на себя.

Нынче случилось страшное: секта «свидетелей развала России» начала массово пополняться жителями Западной Европы и США. Причём только часть из них — эмигранты из России, большинство — местные, коренные.

Раньше они смотрели на нас с сочувствием, как на безмозглых мартышек в зоопарке. Вот, мол, похожи же отдалённо на людей, а толковое общество выстроить не могут — знай себе бананы выпрашивают. Даже пытались чему-то учить, объясняя, как работают основы западной демократии и почему мы можем быть счастливы только после того, как отдадим демократам не только ресурсы, но и само право управлять нашим государством. В общем, им было нас жаль, они пытались что-то для нас сделать, как-то (по-своему) улучшить нашу жизнь.

И вдруг мечты о развале, о тотальном вымирании русского народа и т.д.

Поскольку у нас нет оснований считать, что причинно-следственные связи изменились, мы можем прийти к выводу, что Западная Европа и США переживают настолько острый кризис и настолько не нравятся себе на фоне России, что компенсировать эту проблему может только надежда на полное уничтожение России как государства, а русских как народа.

Что ж, надежды западных партнёров и их лимитрофных прихлебателей нам неприятны, но в причинах, вызвавших эти надежды, мы можем найти утешение. Разваливающийся сам мечтает, чтобы сосед развалился раньше, ибо тогда он будет не так глупо выглядеть. Но насколько сама по себе концепция ожидания развала России разумна, даже если бы такой развал был реален?

Начнём с ближайших соседей: Грузии, Украины, Прибалтики, частично Молдавии, а теперь уже и части Белоруссии. Как показала практика, эти государства могут жить в четырёх вариантах: за счёт России, за счёт Запада, в составе России и в составе Запада. В режиме абсолютной независимости они обречены на деградацию и вымирание. Такое происходило неоднократно с некоторыми из них по очереди. Это же происходит сейчас с ними со всеми одновременно.

Так что есть все основания считать, что иной вариант для них просто не предусмотрен Провидением.

Пока существует Россия, Запад заинтересован в лимитрофах как в противовесе России («санитарном кордоне»). Он также должен учитывать потенциальную возможность их реинтеграции в состав России либо создания очень тесного политического и экономического объединения под эгидой России.

Чтобы не допустить такого развития событий, Запад вынужден заигрывать с лимитрофами, предлагать им какие-то формы сотрудничества, выделять кредиты, даже интегрировать некоторых в свои структуры (пусть и на третьестепенных ролях, как прибалтов).

Если предположить, что России нет, эти страны и народы уже завтра никому не нужны. Сейчас не XII век и не XIV, прибалты, украинцы, белорусы, грузины и прочие даже в виде крепостных никому не нужны. Наличные на их территориях ресурсы можно освоить без них, они только мешать будут, претендуя на долю в доходах.

Промышленность, которой так гордятся сохранившие её белорусы, тоже никому не нужна — пример Украины доказательство. Промышленный потенциал, подконтрольный Киеву, превосходил возможности Минска даже не на порядки, а навсегда. Европа и США при поддержке местных обормотов его благополучно уничтожили как потенциального конкурента. Никто даже не подумал им воспользоваться.

Если Россия испарится с планеты, подход к этим территориям может быть только один — примерно пятикратное (в некоторых случаях больше), по сравнению с советскими временами, сокращение численности населения, доведение его до скотского состояния, максимальное упрощение общественных, политических и экономических структур, фактический переход этих территорий к натуральному хозяйству с племенной структурой управления. Затем приход небольших миссий «белых людей» для освоения ресурсов за зеркала и бусы руками на всё согласных аборигенов.

Собственно, мы это уже сейчас видим на Украине, частично в Грузии, Молдавии и даже в Прибалтике (Белоруссия на очереди).

Самое забавное, что всё это относится и к восточноевропейским лимитрофам (как к лимитрофам второй очереди). Их в своё время Запад точно так же отрывал от СССР для ослабления последнего. Их относительное благополучие объясняется не тем, что венгры или румыны ментально ближе испанцам или англичанам, чем эстонцы или грузины, но тем, что из них надо было сделать витрину западного благополучия для дальнейшего развала СССР, а затем и самой России.

Кроме того, в момент их интеграции в западные структуры, ЕС и США ещё не ощущали острой ресурсной недостаточности и могли позволить себе закачать в некоторые (не во все) страны Восточной Европы огромный объём финансовых ресурсов.

Тем не менее результат тот же. «Шкода» — едва ли не единственное крупное восточноевропейское предприятие, продолжающее работу, поскольку им забесплатно заинтересовался «Фольксваген».

Автобусы «Икарус», «Трабанты» и «РАФ», гданьские и ростокские судоверфи остались в «проклятом прошлом». Если Россия исчезнет и вместе с ней исчезнет необходимость финансирования части «новых европейцев», то Чехия и Польша быстро превратятся в Болгарию и Украину, а дальше будет только хуже.

Таким образом, даже нынешнее русофобское благополучие лимитрофов базируется на наличии России. Не будет России, и лимитрофы будут интересны соседям только как еда.

Но и классическому Западу Россия нужна. Против кого ему ещё объединяться? Между тем Запад без единства — это постоянные войны между самими западными странами.

Мы видим, что сейчас на базе острой ресурсной недостаточности единство Запада стало рассыпаться, и тут же ЕС попытался ограбить выходящую из него Британию, США (и пристраивающаяся к ним Британия) в свою очередь попытались ограбить ЕС. Германия и Франция не могут найти компромисс с Польшей и Венгрией.

Запад, конечно, ещё не воюет внутри себя, но противоречия уже крайне непримиримы, споры горячи, а времени с момента начала раскола прошло совсем немного. Не принятая в своё время в ЕС, но принятая в НАТО Турция уже грозит таким своим союзникам по НАТО, как Греция и Франция, вооружённой силой.

А между тем Россия ещё есть и её многие на Западе ещё боятся. Тем не менее внутренние противоречия уже приводят к конфликтам на грани войны. А что было бы, если бы России не было? Они бы уже давно воевали. Даже в США, как только Россия исчезла из темы фальсификации выборов, а фальсификаторами официально назвали демократов, запахло гражданской войной.

Россию надо беречь. Россия — очень хороший, удобный враг. Ни на кого не нападает, никого не обижает, всем старается помочь. И на неё можно сваливать все проблемы, объединяться против неё. Главное не нападать, нападения обычно очень плохо заканчиваются для нападающих.

Особенно же надо беречь Россию нашим ближайшим соседями — бывшим республикам СССР. В последние годы Москва всё больше и больше разочаровывается в возможности конструктивного сотрудничества с ними и прекращает обращать на них внимание. И им становится плохо, у них пропадают транзит, рынки сбыта, доходы бюджета. Так это при том, что Россия есть и в любой момент с ней ещё можно договориться. А что бы было, если бы её не было вообще?

Думаю, что некоторые, особенно альтернативно одарённые лимитрофы, смогут это узнать. Ещё пару-тройку лет — и Россия, даже вопреки своему желанию, просто из жизненной необходимости, вынуждена будет выстроить закрытую экономическую систему с участием только своих союзников. Вот тогда для остальных мир будет таким, как будто России нет, как будто она со всей своей территорией, населением и союзниками переместилась на Луну или на Марс.

Тем, кто в ожидании «потопления Титаника» («распада России») опоздает прыгнуть в последний вагон российского поезда, уходящего в будущее, будет очень плохо. Но недолго. Потому что долго так плохо не живут.

5 1 Голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Встроенная обратная связь
Просмотр всех комментариев
0
Хотелось бы услышать ваши мысли, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x